Добавить
Кино и сериалы

Максим Михайличенко: «Мое главное увлечение – это жизнь!»

Dомашний
Украинский актер Максим Михайличенко сыграл в третьем сезоне «Женского доктора» заведующего отделением репродуктологии. По сюжету его герою придется пережить немало невзгод в личной жизни, но при этом сохранить свое честное имя.

Расскажите о своем герое, какой он этот человек?

Я играю Евгения Борисовича Седельникова. Как и любой другой человек, он сложен в своих жизненных проявлениях - немного злодей, а в чем-то герой… Частично Седельников задуман, как жертва, поэтому для себя я его ассоциирую с образом Пьеро: верный, любящий, грустящий и, в конечном итоге, отдающий свою Коломбину некому Арлекину, более целеустремленному, веселому, успешному и уверенному в себе.


 

Dомашний


А кому отдает-то?

Широкову. Моему герою досталась такая непростая судьба: конкурировать с самим Романом Алексеевичем Широковым. Седельников возглавляет отделение репродуктологии, у него есть семья, жена – Татьяна Седельникова, которая тоже работает в этой клинике. И все у них шло гладко и благополучно, пока к ним в больницу не явился Роман Алексеевич Широков.


Dомашний


У вашего героя тоже будет служебный роман?

Нет, он в этом отношении очень верный, но, возможно, не всегда решительный, иногда даже консервативный. Кроме того, он попадает в перипетию, связанную с финансовыми вопросами. Средства спонсоров должны уйти в один из отделов клиники: либо на экспериментальное дело, которым заведует сам Широков, либо на традиционные способы, которыми занимаюсь я. И моего героя благополучно втягивают в интригу, сначала он поддается, но потом начинает выводить собственную линию. В итоге, получается хороший, очень интересный детективчик.


Вы чем-то схожи со своим персонажем?

Думаю, нет. Но, наверное, во мне что-то похожее все-таки увидели. Ведь искусство кино отличается от театра прежде всего тем, что здесь важен типаж человека. И кастинг-директора, которые приглашают актеров, видят в них определенные данные, необходимые для конкретного героя. Возможно, какие-то аспекты моей внешности вызвали внутренние ассоциации с персонажем. Впрочем, какая-то человеческая мягкость и нерешительность мне тоже свойственны. Но вы же понимаете, любой актер надевает нужную маску и образ прирастает к нему. В какой-то момент ты перестаешь понимать, почему ты, Максим Михайличенко, актер, играющий эту роль, начинаешь вести себя так, как твой персонаж. Потому что где-то подсознательно Евгений Борисович Седельников «ведет» тебя за руку и «говорит»: «Друг мой, это уже не ты, и это не твой мир. Это теперь мои мысли и чувства. Ты мне, пожалуйста, одолжи немножечко своего тела и души. И давай как-то вместе с тобой во всем этом двигаться».


Близка ли вам медицинская тематика?

У меня это пятая или шестая роль доктора за мою кинематографическую карьеру. То есть, я далеко не первый раз в медицинском халате, и я уже совершенно комфортно себя в этом образе чувствую. У моей бабушки в молодости была безумная мечта – стать врачом. Она даже поступила в медицинский и рассказывала, что до того момента, пока ее не привели к операционному столу, все было хорошо. Но увидев, как разрезают человека, она потеряла сознание, и не смогла учиться в медицинском. Хотя говорила, что всю жизнь об этом мечтала. Может быть, на каком-то генетическом уровне, я сейчас отрабатываю за ее мечту. Бабушки, конечно, уже очень давно нет, но думаю, она бы гордилась.


Dомашний


Вы не так много снимались в кино, но вы известный театральный актер и режиссер. Работа в театре вам более интересна?

Не могу сказать, что редко снимаюсь в кино, у меня более 20 работ в фильмах и сериалах. Я очень люблю свою работу и трачу на нее много времени, мыслей, труда. Знаю, что есть актеры, которые ведут свои страницы, активно размещают информацию о себе и т.д. Но это не про меня, какая-то природная скромность и отсутствие времени мешают это делать. Я работаю в театре, плотно работаю как театральный режиссер, являюсь куратором актерского курса Ukrainian Film School, который открылся на базе киностудии FILM.UA, преподаю в университете им. Карпенко-Карого… Поэтому, когда у меня появляется свободное окно, с удовольствием ныряю с головой именно туда. И еще у меня есть замечательная семья и прекрасные дети, которым тоже хочется уделять внимание.


Как вы все успеваете?

Понятия не имею. Время – это же физическая величина, то есть, она имеет возможность быть как сжатой, так и растянутой… И если судьба дает возможность реализовываться, то, по-моему, это был бы грех, сетовать и жаловаться на то, что я чего-то не успеваю или не могу. Этот год для меня стал совершенно необычным, потому что были набраны две полноценные группы в Ukrainian Film School, а это пять дней в неделю с 6 до 10 вечера, и так целый учебный год, то есть 9 месяцев. Я за это время не отменил и не перенес ни одного театрального спектакля, успешно поставил новый спектакль «Билокси-блюз», снялся практически в главной роли в сериале. Любой здравомыслящий человек скажет, что это нереально совместить, а оказывается - все реально. Если все, что ты делаешь – во благо, если это действительно приносит верные плоды, в удовольствие не только тебе, но и окружающим, если это не делается за счет каких-то компромиссов, прежде всего, человеческих и духовных, то все тебе будет даваться. И море расступается, и по воде ходят.


Это был осознанный выбор - стать актером, или кто-то подтолкнул?

Совершенно осознанный, хотя в моей жизни все не без доли случая. Так как-то обычно случается, что все мои жизненные важные события происходят совершенно нелепым, случайным образом. Например, когда мы проводили отборочную консультацию в Ukrainian Film School, я работал над курсом, над тем, кого мы зачисляем. Передо мной лежало около 50 анкет с фотографиями, с портфолио, а мне позвонили и пригласили прийти на прослушивание на роль Седельникова. Я сказал, что забегу буквально на три минуты, но не знал, как все успею... А на счет актерского образования, как и любой мальчишка, я любил играть на публику, выступать. У меня был небольшой опыт в школьном театре и КВНе. Это было единственное, что меня позиционировало, как потенциального актера. Я не ходил все время смотреть спектакли и т.д. Мой старший брат окончил университет Карпенко-Карого, да еще и у того же преподавателя, что и я, и вот когда он выпускался, в дипломной работе нужен был мальчик, и он пригласил меня. Это была история Калигулы, который накануне потерял свою любимую сестру Друзиллу, поэтому он нашел мальчика, пажа, который был безумно похож на его сестру. Так вот Калигула переодевал этого мальчишку в девочку и везде водил за собой.


Не испытывали дискомфорт, переодеваясь в девочку?

Нет, абсолютно. Ребенок же играет в разные игры, и это не странно. Наша профессия – игра, так что это нормально. Игра – это не то, что я делаю и как я себя чувствую, это - удовольствие. Вот так я и пришел в профессию: осознано, но не сознательно. И очень быстро в нее влюбился. Как говорит Николай Николаевич Рушковский: «Если можете этим не заниматься, то не занимайтесь». То есть, это тот случай, когда ты не можешь этим не заниматься, это твоя жизнь, стихия. С другой стороны, Николай Васильевич Гоголь сказал такую хорошую вещь: «Актерское ремесло – это кафедра». Точнее, это даже призвание, потому что раньше всегда говорили, что в театре не работают, а служат. И ты с этой кафедры о чем-то повествуешь публике, чему-то, возможно, учишь, делишься своими мыслями, энергетикой, душой, своим космосом. Пытаешься вложить истины, которые тебе открылись, возможно, что-то и для себя проверяешь. И ты проходишь все эти извечные испытания: огонь, вода и медные трубы. То есть, у тебя сначала призвание, лесть, слава, потом провалы, полное нежелание этим заниматься, потому что считаешь, что ты полная бездарность. Затем появляется надежда, вечный поиск, ощущение, что ты уже что-то все-таки нашел. Это вообще бесконечный процесс.


У вас тоже было испытание славой?

Да, наверное, было. Но вы же понимаете, что все относительно. Тебя, например, знают в одном городе, узнают на улице, говорят тебе, какой ты талантливый, но в другом городе тебя уже не знают. Также актера могут знать на уровне страны или практически во всем мире, но все равно хоть кто-то, да не узнает. Так что слава – это очень условная вещь, и я к ней всегда относился с определенной долей иронии.


Новости партнеров Реклама

Комментарии

0
0
0
0
, чтобы оставить комментарий
Вставить:
Добавить изображение
Укажите ссылку на фотографию:
Добавить видео
Укажите ссылку на видео:
Отзывы и предложения
×
Отзывы и предложения
Вы можете отправить найденные ошибки сюда. Если вы хотите, чтобы вам ответили - укажите свой e-mail.